Христианские социальные, волонтерские, молодежные и детские проекты

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Христианские социальные, волонтерские, молодежные и детские проекты

Сообщение  ???? в Ср 13 Окт 2010 - 23:02

Юрий Белановский, заместитель руководителя Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи при Даниловом монастыре в Москве

Развитие православных НКО – важное условие развития церковно-общественных отношений

Православие и общество
С конца 80-х годов прошлого века — начала возрождения Русской Православной Церкви после атеистических гонений, — почти никто не понимал, да и не мог понять, что же такое Русская Православная Церковь вообще и что она представляет собой в отношении общества и государства. За долгие десятилетия советской богоборческой власти выросли несколько поколений, для которых религия была тождественна в лучшем случае архаической русской культуре, а в худшем — мракобесию. Небольшая горстка верующих, да, пожалуй, и некоторые представители интеллигенции могли в советском еще строе православной жизни разглядеть ту глубочайшую мировоззренческую основу, что питала и вдохновляла русскую литературу, искусство и философию. В разрушенных храмах, в жизни редких для тех времен, только-только вздохнувших свободно, священников фактически неразличима была та роль, что православие сыграло в истории России.

Постсоветское мировоззрение наших граждан до сих пор во многом воспринимает православие не более чем один из культов на рынке религиозных услуг. Конечно, православие традиционно для России и это определяет выбор большинства, но, насколько я могу судить, это выбор не мировоззренческий и тем более не жизненный и не мистический, а культовый, обрядовый. Первенство в мистической, религиозно-практической области занимает в России, бесспорно, язычество — оккультизм и магия. Я уверен, что наши сограждане мало интересуются христианством в немалой степени потому, что оно слишком слабо пока представлено в тех областях жизни, которые значимы для них, тех областях, что принято называть социальными: благотворительность, добровольчество, медицина, образование. Для очень многих православие и социальная, и тем более личная сфера жизни фактически не пересекаются.

За то время, что Русская церковь выживала, боролась за существование и вынужденно отказалась от каких-либо притязаний на участие в общественной и государственной жизни, христианские церкви Европы и Америки спокойно перешли в индустриальное и постиндустриальное общество, смогли найти свою нишу, выстроить цивилизованные и законные отношения с общественностью и властями. Христианство во многих странах как было, так и осталось органической частью жизни общества, более того, стало социально значимо. Многие известные на весь мир благотворительные, гуманитарные, миротворческие, медицинские проекты и организации теснейшим образом связаны с христианскими церквями. Это различие в социальном значении христианства для Запада и России настолько ярко, что не требует доказательств. Достаточно обратить внимание на разницу в отношении российских и европейских работодателей к дипломам выпускников современных православных ВУЗов Москвы.

В представительствах зарубежных компаний с уважением относятся, к примеру, к филологам, окончившим Свято-Тихоновский богословский университет и берут их на работу. В российских компаниях презрительно спрашивают, что это за «контора такая?» и «что такое богословие?»

Среда поддержки и развития социальных инициатив
Я думаю, что в ближайшие годы вполне возможно развитие церковно-общественных отношений именно в социальной сфере. Во-первых, в 2000 году на юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви (являющемся по статусу органом управления) были приняты «Основы социальной концепции РПЦ» — документ, раскрывающий принципы взаимоотношения церкви, общества и государства, комментирующий отношение православия к семье, политике, бизнесу, армии, многим актуальным вопросам современности. По сути, это обозначение со стороны Церкви своих социальных границ и описание области своей компетенции.

Во-вторых, последние полтора года тема церковно общественных отношений стала предметом особого попечения со стороны церковного руководства и прежде всего Святейшего Патриарха Кирилла. Выступления Предстоятеля Русской церкви, его поддержка миссионерства, молодежного и социального служения ставят перед церковной общественностью, перед церковными активистами вполне ясные ориентиры.

Главный вопрос заключается в том, при каких условиях церковная общественность, будучи пока еще в чем-то даже маргинальной, может стать социально значимой в общероссийском масштабе? Во-первых, при условии должного внимания к действительно востребованным вопросам. К примеру, социально бесперспективно и бесплодно одно из наиболее активных направлений жизни многих православных христиан — популяризация темы монархии и своеобразного патриотизма, граничащего с национализмом. Во-вторых, условия, по моему мнению, определяются моделью или формой, при которой станет возможно развитие церковно-общественных и в то же время социально значимых инициатив.

Я уверен, что наиболее плодотворно, чтобы внутри православного сообщества создавалась среда поддержки и развития тех инициатив, что рождаются как отклик христиан на действительно волнующие общество и граждан вопросы. Такие инициативы всегда есть и были, просто они не были актуальны и востребованы. Многие христиане не «распараллеливают» свою жизнь на православную-хорошую и светскую-плохую, они чувствуют свою ответственность за тех людей, которые живут рядом с ними, за происходящее в нашей стране.

За 20 лет церковного возрождения многое было испытано и опробовано. Мой опыт организации детской, молодежной и волонтерской работы говорит, что наиболее перспективно рассматривать православные организации как самостоятельные церковно-общественные организации, имеющие главным своим элементом христианскую общинность. На практике представляется наиболее важным развивать при Русской Православной Церкви сектор общественных инициатив — аналог светского сектора НКО.

О развитие православного сектора НКО
Надо понимать, что православные НКО представлены молодежными, детскими, волонтерскими, благотворительными и социальными организациями. Они всегда, с одной стороны, как бы плывут вслед за запросами извне (от тех на кого направлено их служение) и, с другой стороны, за инициативами и профессионализмом сотрудников. Для православных организаций важно общее условие жизни любых НКО: неполезно и даже вредно подгонять людей под идеи, под «мероприятия» и тем более под «отчеты». Для развития православной социально значимой работы необходима система доверия, в том числе и профессионального. Не должно быть «вертикали власти», должно быть партнерство.

Надо ясно понимать, что православные активисты, как правило, — это христиане, нашедшие некий баланс между своим запросом на заработок и стремлением послужить ближним, церкви и Богу. Работа таких людей может быть организована только благодаря большой гибкости системы управления и несопротивлению их инициативам (при условии, что инициативы не противоречат православной вере и нравственности). Нельзя или почти невозможно донести до исполнителей сразу задачу и ее ожидаемое решение.

Люди желающие работать в церковных структурах и на приходах — социально смиренная аудитория. Они, имея небольшой заработок, стремятся к самореализации, к общению с единомышленниками, к профессиональному росту, они ищут среду поддержки, понимания и досуга. Ныне действующие православные активисты — это не просто работники, это люди, обретшие уникальный опыт работы именно в Русской Православной Церкви. Каждый из них неповторим и незаменим. С потерей любого сотрудника часто теряется целое направление деятельности.

Православные некоммерческие организации во многом определяются теми же законами и смыслами, что и социальное добровольчество, которое не может быть построено сверху, сконструировано. Оно всегда жизнь, ибо по сути — это милосердие, это отклик сердца на чужую боль, страдание, надежду. В добровольчестве определяющей является некая тайна, некая неопределенность, незаданность той формы и даже содержания, что рождается в сердце каждого добровольца. Сердцу нельзя приказать, оно открывается так и тогда, когда само знает. И именно эта тайна делает добровольчество чудом служения, делает его воплощением человеческой воли в добро. Хоть и не с такой полнотой и силой, но то же самое нужно сказать о профессиональном христианском служении, пусть даже оплачиваемом.

Я думаю, что и церковные приходы, и епархиальные структуры призваны стать теми, кто поддерживает православные НКО, кто бескорыстно вкладывается в них, а значит и в будущее Церкви, вкладывается без ожидания «материальных» и иных «дивидендов». Необходимо исходить их того, что дело развития социально значимых православных инициатив не только убыточное, но и во многом неконтролируемое, очень часто не соответствующее видению того или иного «начальника». К примеру, настоятель храма хочет развивать миссионерскую деятельность на рынках, а собравшиеся активисты готовы ходить к детям в больницу. Если их «перестроить», дело пропадет. Если им помочь, то не только их дело разовьется, но и появится вероятность формирования новых активистов, среди которых появятся миссионеры.

В идеале православная социально значимая сфера должна представлять сетевую структуру, где все проекты так или иначе соотнесены с общей идеей и пользуются общими ресурсами, но каждый из них в значительной степени независим. Управление такой системой невозможно через постановку какой-то конкретной задачи вне понимания жизни и ресурсов организаций, входящих в структуру.

Я убежден, что руководство христианскими социальными, волонтерскими, молодежными и детскими проектами призвано представлять собой прежде всего духовное руководство, лидерство, пример христианской жизни и в системном плане — систему обеспечения, поощрения, защиты, коррекции, предостережения от ошибок.

????
Гость


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения