Сталин: разгром «пятой колонны»

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Сталин: разгром «пятой колонны»

Сообщение  Vlad в Сб 29 Май 2010 - 17:41

1 Мая 1937 года. Москва. Красная площадь. Тысячи глаз устремились на трибуну мавзолея, где с минуты на минуту должен появиться Сталин. Под его руководством страна поднялась из руин гражданской войны и доказала Западу свое право на существование как сильное, независимое государство. Сталин поверил в народ, народ поддержал Сталина. С ним советские люди чувствуют гордость за свою страну и уверенно смотрят в завтрашний день.

Но только избранные знали, какое смятение царило в момент праздника на правительственных трибунах. Распространился слух, что вот-вот будет взорван мавзолей. В мрачном молчании застыли у его подножия маршалы Тухачевский, Егоров и армейский комиссар первого ранга Гамарник — организаторы заговора против Сталина. Они на три недели отложили захват власти, и теперь уже ничего не могли изменить. Сразу после завершения парада заговорщики покинули Красную площадь. В рядах их сторонников царила тревога.

Сталин, как обычно, был невозмутим и спокоен. Он уже знал о планах военных и принял необходимые меры.

Эта борьба длилась почти полтора десятилетия. Ленинское окружение, состоящее из таких же, как он, эмигрантов, доставленных в Россию в 1917 году, никак не могло ожидать, что после смерти вождя на первый план станет постепенно выходить человек не их клана и даже не их национальности, для которого идеи мировой революции и мирового господства померкнут перед стремлением возродить Россию. Эти захватившие власть инородцы были настолько уверены в своих силах, что их лидер Троцкий (Бронштейн) даже не посчитал нужным присутствовать на похоронах Ленина.

Незадолго до этого они в очередной раз упрочили свои позиции, приняв на пленуме ЦК в ряды РКП несколько тысяч членов Еврейской коммунистической партии, якобы отказавшихся от своих сионистских позиций. * Что же хотели делать эти победители России?

Из выступления Троцкого: «На погребальных обломках России мы станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени».

А вот что писал его соратник Бухарин: «Пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи».

Эти борцы за демократию, как они любили себя называть, уже в начале 20-х годов познакомили русских людей с прелестями концлагерей. Под предлогом борьбы с голодом ограбили тысячи храмов, стремясь уничтожить саму душу народа — его Веру. Богатства России шли за рубеж тем силам, которые финансировали так называемую русскую революцию и на чьи деньги пламенные революционеры долгие годы существовали за рубежом.

Только за 8 месяцев 1921 года в США поступило 767 тонн золота. Львиная часть — из России. В числе главных получателей — фирма еврейского банкира Якова Шиффа, одного из главных спонсоров революционеров. Именно Яков Шифф помог Троцкому сделать головокружительную карьеру сразу после его прибытия в Россию летом 1917 года. Его видело тайное мировое правительство управляющим территорией бывшей Российской империи, чья армия должна была устанавливать в мире новый порядок. Широко известны сказанные в этой связи слова Троцкого: «Россия — это хворост, который мы бросим в костер мировой революции». В планах председателя Реввоенсовета было создание национальных частей в Красной армии для подавления сопротивления русского народа. Эти представители интернационала ощущали себя гражданами мира. Для них Россия была чужой страной. Они ее боялись и презирали.

Сталин в их среде чувствовал себя неуютно. В отличие от большевиков -эмигрантов он не сотрудничал с зарубежными подрывными центрами, не имел счетов в иностранных банках, а навечно связал свою судьбу с Россией. Рядовым коммунистам он казался верным ленинцем, хранителем доктрины, который критиковал оппонентов исключительно в интересах дела. Благодаря природным качествам — прежде всего уму и обаянию, он смог расположить к себе многих партийцев, увидевших в Сталине твердого и надежного руководителя.

Вскоре после смерти Ленина Сталин быстро сделал должность генерального секретаря ЦК партии определяющей в государстве. Троцкий и его люди в политбюро поняли, что они плавно и неумолимо переходят в оппозицию. Сталин объявил Ленинский призыв в партию. Таким образом, он начал готовить своих сторонников из числа представителей коренных национальностей. Это был его ответ на прием в партию тысяч сионистов из Еврейской компартии.

В декабре 1925 года Сталин поставил перед партией задачу — строить хозяйство так, чтобы страна не превратилась в придаток мировой системы капитализма, чтобы хозяйство Советского Союза развивалось самостоятельной экономической единицей, опирающейся главным образом на внутренний рынок. Мировую закулису и ее ставленников в СССР такой курс совершенно не устраивал. Не для того столько сил было потрачено на свержение русской монархии, чтобы Россия стала независимым государством. Но открыто о таких вещах не говорят. Поэтому «пятая колонна» стала отрицать возможность победы социализма в одной стране, что означало на деле капитуляцию перед Западом. А ее зарубежные покровители начали срочно готовить почву для прихода к власти в Германии националистических сил. Чтобы в случае провала «пятой колонны» свергнуть их руками непокорных кремлевских правителей.

В конце 20-х годов в Советском Союзе фактически установилось двоевластие. Высшие должности находились у национально ориентированных политиков. А наркоматы, в том числе ОГПУ — у представителей «пятой колонны». Поэтому многие важные начинания Кремля на практике приводили к противоположным результатам.

Большие возможности вызвать недовольство населения открывала кампания коллективизации. Эта тяжелейший для судеб России социальный эксперимент был неизбежен в тех исторических условиях… Город хронически недоедал. Страна, испытывая жесткое давление извне, не имела стратегических запасов продовольствия и во многом зависела от зажиточных крестьян, которые были враждебно настроены к советской власти. К тому же политика создания коллективных крестьянских хозяйств была выработана еще при Ленине. Она так крепко засела в умах всех этих Зиновьевых, Каменевых и прочих ненавистников русского народа, привыкших решать экономические проблемы методами насилия, что отказаться от нее Сталин не посмел. Тем не менее, многие его выступления тех лет и подготовленные документы позволяют сделать вывод, что генсек пытался смягчить удар, наносимый по крестьянам. Но «пятая колонна» гнула свою линию.

Вот лишь один факт. 8 мая 1933 года правительство приняло постановление «О прекращении массовых выселений крестьян». Однако руководство ОГПУ во главе с Менжинским, а затем Ягодой только спустя полтора года дает такое поручение органам ОГПУ на местах. Заметьте: это происходит спустя 4 года после высылки Троцкого из страны. Что же говорить о ситуации в 20 -е годы, когда Сталин во многом зависел от этих половинчатых друзей революции. Оказавшись у власти и не умея ничего делать, кроме как грабить и расстреливать, «старая ленинская гвардия» погрязла в междуусоб-ных разборках. Чем и воспользовался Сталин. Он то поддерживал Каменева с Зиновьевым против Троцкого, то Бухарина против Зиновьева и Каменева, прекрасно понимая, какая опасность грозит молодому советскому государству от этих людей. А ведь они занимали ответственные посты в стране, которая постоянно находилась перед угрозой вторжения. И при этом имели налаженную связь с эмигрантом Троцким, который уже вел переговоры о сотрудничестве с руководством национал -социалистической партии Германии. Но об этом Сталин узнает позднее.

Однако уже в 1927 году он пророчески сказал, что создается нечто единого фронта от Чемберлена до Троцкого. Да, угроза стране исходила как снаружи, так и изнутри. В СССР фактически появилась нелегальная троцкистская партия, которая использовала свой богатый террористический опыт, накопленный до революции. А занятие высоких должностей открывало широкий простор для организации саботажа и диверсий.

На судебных процессах 1936–1938 годов открылась правда о крушениях поездов и взрывах на шахтах, замороженном строительстве важных военных объектов и… подготовке заговора с целью захвата власти. Диверсии и саботаж предпринимались для того, чтобы нанести как можно более чувствительный удар по экономике нашей страны, в преддверии нападения на нее Германии.

В том, что эта война не за горами, руководители «пятой колонны» не сомневались. Из материалов судебных процессов 1937 года явствует, что в обмен на власть «пятая колонна» в лице Троцкого, Радека, Пятакова и других готова была пойти на расчленение Советского Союза. Передать Японии Приморье и Приамурье, а Германии — Украину. В стране предполагалось реставрировать капитализм, с тем, чтобы превратить ее в сырьевой придаток Запада.

Вот что говорил один из лидеров троцкистов Карл Радек на судебном заседании 24 января 1937 года. «Теперь мы должны драться за то, чтобы здесь господствовал иностранный капитал, который нас приберет к рукам раньше, чем нам даст власть». *

Из выступления Пятакова: «Немецкие фашисты обещают троц-кистско-зиновьевскому блоку благоприятное отношение и поддержку в случае прихода блока к власти. Но за это фашисты получают известные территориальные уступки». **

Тогда Сталин наверняка корил себя за ошибку, совершенную в 1929 году, когда он поверил лицемерному покаянию сторонников высланного за границу Троцкого. Многие из них не только были восстановлены в партии, но и вернулись на руководящие должности. Придя в себя, эти люди наладили контакты с Троцким и вернулись к своей разрушительной деятельности. В их руках по -прежнему оставался аппарат ОГПУ-НКВД. С его помощью готовились террористические акты против руководителей государства. Конечно же, русских. «Пятую колонну» пугал растущий авторитет руководителя Ленинградской партийной организации С. М. Кирова. Большие организаторские способности и дружба со Сталиным позволяли видеть в нем преемника на посту генерального секретаря, что не могло устраивать «пятую колонну». Готовились террористические группы для убийства Кирова. Но план был выбран более изощренный. Зная о том, что некто Николаев питает жуткую ревность к лидеру ленинградских коммунистов, заместитель начальника ОГПУ по Ленинградской области Запорожец, ставленник наркома Ягоды, не препятствовал ревнивцу убить свою жертву. Николаева дважды арестовывали с револьвером, в том числе у ворот Смольного, и спокойно отпускали восвояси. Позднее на судебных процессах лидеры оппозиции не будут отпираться от соучастия в этом преступлении.

Сталин был прав, когда сразу же после получения информации об убийстве Кирова обвинил в нем троцкистскую оппозицию. Позднее на судебных процессах ее лидеры не будут отпираться от соучастия в этом преступлении. Тогда, в 1934 году, они сделали вывод, что ограничиваться одиночными террористическими актами нельзя. Террор, чтобы принести результат, должен стать тотальным.

Побывавший на открытых судебный процессах известный французский писатель Лион Фейхтвангер так отзывался о троцкистах в своей книге «Москва. 1937 год»: «Большинство этих обвиняемых были в первую очередь конспираторами, революционерами, бунтовщиками и сторонниками переворота. В этом было их призвание. Они видели в государстве Сталина искаженный образ того, к чему они сами стремились. А вот характерное высказывание на эту же тему Троцкого в статье «Термидор и антисемитизм»: «Возражения и недоумения исходят от людей, которые привыкли фашистскому антисемитизму противопоставлять эмансипацию евреев, совершенную Октябрьской революцией и которым теперь кажется, что у них вырывают из рук спасательный круг».

К этому времени наркомом НКВД стал Ежов. Сталин долго не удалял палача Ягоду. Его терпение иссякло после получения в сентябре 1936 года рапорта военной службы Главного управления госбезопасности. В нем приводились факты массового нарушения законности, выражавшиеся в привлечении к уголовной ответственности граждан за одно лишь сокрытие своего социального происхождения при вступлении в партию и комсомол. Так враги народа добивали детей тех, кого они уничтожили в годы гражданской войны.

Но эти люди находились в тени. На виду был Сталин. Ему и приписывали все политические перегибы. Были, конечно, и ненавистники. Такие, как поэт Мандельштам. Но Сталин, ценя его талант, пытался выяснить причину этой ненависти. Он связался с поэтом Борисом Пастернаком. «Говорят, вы хлопочите за вашего друга Мандельштама?» — спросил его Сталин. « Дружбы между нами, собственно, никогда не было,» — последовал ответ. «Мы, старые большевики, никогда от своих друзей не отрекались»- последовал ответ.

Генсек имел право так сказать. После смерти своего товарища Федора Сергеева, известного под псевдонимом Артем, Сталин, уже тогда занимавший высший партийный пост, усыновил его сына Артема.

После удаления ставленника Троцкого Ягоды началась массовая чистка репрессивного аппарата и руководства ГУЛАГА, 95 процентов которого были евреями. Трагизм ситуации состоял в том, что еще долгое время в структуре НКВД параллельно действовали две враждующие силы. Отсюда становится понятным, почему в одно и то же время на Бутовском полигоне под Москвой расстреливают рядовых верующих и священников, а неподалеку — обитателей знаменитого московского дома на набережной, ответственных за геноцид народов России в первые годы после революции.

А сколько было обычных карьеристов и недоброжелателей, стремившихся путем оговора ближнего продвинуться по служебной лестнице.

И все же громкие судебные процессы года скрыли главное, то, что «пятая колонна» имеет разветвленную систему в армии и готовит государственный переворот. Собственно, для Сталина не было секрета в том, что многие командующие времен гражданской войны были в свое время выдвинуты Троцким и активно его поддерживали в 20 -е годы. Поэтому в армии проводилась чистка. Но, как и во многих других делах, «пятая колонна» использовала эту акцию в своих интересах. Начальник управления по учету командных кадров Фельдман вместе с армейским комиссаром первого ранга Гамарником ввели условный шифр — ОУ — в отношении лиц начсостава, увольняемым по политике — моральным принципам. С таким шифром Фельдмана из армии уволили десятки тысяч командиров. Списки их направлялись в НКВД. Многие потом были расстреляны.

С таким клеймом был уволен из армии и комбриг Рокоссовский.

Непосредственно сам заговор возглавил маршал Тухачевский. Никаких военных заслуг, кроме разгрома крестьянского восстания на Тамбовщине, у него не было. А свою стратегическую прозорливость Тухачевский проявил, например, в том, что в конце 20 -х годов советовал Сталину произвести несколько десятков тысяч тогдашних устаревших танков, которые нужно было менять на новые. Впрочем, для деятеля «пятой колонны» поступок выглядит логичным.

О заговоре военных Сталин узнал, как принято считать с подачи Хрущева, от чехословацкого президента Бенеша, которому документы подбросила немецкая разведка. Но существует достаточно убедительная версия о секретном канале НКВД, организованном английской разведкой при помощи шефа немецкой тайной полиции Шеленберга. По информации следователя НКВД Ушамирского, информация была настолько серьезной, что, ознакомившись с ней на допросе 25 мая 1937 года, Тухачевский в тот же день признал себя виновным в руководстве военным заговором. Вскоре по его заявлению были арестованы Фельдман, Путна, Примаков, Гамарник и другие заговорщики.

Скорее всего, Сталин решил не оповещать население обо всех политических тонкостях заговора. Арестованные военные были объявлены шпионами иностранных разведок.

В 1970 году в беседе с писателем Чуевым Молотов утверждал: «1937 год был необходим. Мы обязаны 37-му году тем, что во время войны у нас не было пятой колонны». Далее он сказал, что не считает реабилитацию многих военных правильной. «Документы скрыты пока, со временем ясность будет внесена» — заключил Молотов. Добавим, что никто из проводивших реабилитацию не пытался ответить на вопрос, были ли осужденные командиры участниками антисоветских заговоров или же нет. А это вполне позволяет заявить: те, кто незаконно репрессировали, позднее стали заниматься незаконной реабилитацией.

А вот что думал по этому поводу человек с противоположной стороны — посол США в СССР Джозеф Дэвис. «Сопротивление, свидетелем которого мы в настоящее время являемся, — говорил он вскоре после начала войны, — было бы сведено к нулю, если бы Сталин и его соратники не убрали предательские элементы. На вопрос, а что вы скажете относительно «пятой колонны» в России, последовал ответ: «У них таких нет, они их расстреляли».

Перед войной Сталин активно исправлял последствия вражеских действий. 11 ноября 1939 года постановление ЦК партии признало нецелесообразным практику НКВД арестовывать и преследовать верующих. Указание Ленина от 1 мая 1919 года за №13666-2 «О борьбе с попами и религией», адресованное председателю ВЧК Дзержинскому и все соответствующие инструкции ВЧК — ОГПУ — НКВД, касающиеся преследования служителей русской православной церкви и православноверующих, — ОТМЕНИТЬ». В соответствии с этим документом тысячи верующих были освобождены из лагерей.

Пересматривались дела и подвергшихся репрессиям верующих.

Уже в январе 1938 года в армию и на флот было возвращено 11 тысяч ранее уволенных командиров. Среди них был и Рокоссовский. Летом сорок шестого года Сталин пригласил его к себе на дачу в Кунцево, наломал белых роз и с непривычным для него печальным выражением лица произнес: «Это вам за перенесенные испытания в прошлом». Потрясенный Рокоссовский заметил, что на маленьких тонких руках Сталина выступили свежие кровавые царапины.

Бросив вызов мировой закулисе, Сталин одержал перед войной серьезную победу, вполне сопоставимую с разгромом фашистской Германии, победу, без которой этот разгром был бы попросту невозможен. Уничтожив головку «пятой колонны» Сталин на полвека отсрочил развал СССР со всеми проходящими сейчас негативными процессами. Причем, развал в тридцатые годы носил бы более кровавый характер, имея в виду богатый опыт по этой части у «пламенный революционеров».

А пока 1 мая 1937 года народ ликовал в праздничных колоннах, ничего не подозревая о том, что советская власть в это время висела на волоске. Простые москвичи не думали об опасности. Они радовались своей могучей страной и мудрым руководителем, чьи портреты с восторгом поднимали над головами. И только плотная шеренга оцепления у мавзолея могла сказать опытному наблюдателю о той тревоге, которую испытывал Сталин за судьбу вверенного ему Богом государства.

Vlad

Сообщения : 64
Дата регистрации : 2010-04-22

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения